Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Сравнительный анализ: армия Новороссии и Украины

1 февраля 2015
8 193

Три недели боев, из которых последние две недели - наиболее острая фаза нынешнего обострения и ожесточения - дают возможность оценить, как обе стороны использовали время, неожиданно подаренное минскими соглашениями.

 

Логичнее всего сравнить обе стороны друг с другом сейчас и их летние "ипостаси", особенно, если учесть, что сейчас роли зеркально поменялись. С кого начинать - в сущности, неважно.

ВСН

Ополчение, безусловно, сделало весьма серьезный шаг вперед по сравнению со своей летней версией. Однако развитие нельзя оценить однозначно. Есть как достижения, так и серьезные проблемы. Как и положено в диалектике, проблемы являются продолжением достижений и наоборот.

Махновщина, о которой таким соловьем заливались сторонники зачистки ополчения от харизматичных командиров, была палкой о двух концах. Ее ликвидация повысила дисциплину и управляемость, однако она же ослабила ополчение в других компонентах. Особенно хорошо это заметно по Горловке. "Махновец" Безлер с не очень большим гарнизоном умудрялся так кошмарить окружающую город действительность, что обстрелы Горловки "тогда" и "сейчас" совершенно несопоставимы. Безлер не только "включал ответку" в случае обстрелов, но и проводил превентивные действия, причем не только вокруг Горловки, рассылая всюду, куда возможно, диверсионные группы, которые создавали невыносимую обстановку для карателей, затрудняли подвоз боеприпасов, пополнения и вообще делали жизнь противника крайне увлекательной в любое время дня и ночи.

Нынешнее командование "номерных" бригад в Горловке, напротив, крайне дисциплинировано и ответственно. На любой чих испрашивается распоряжение сверху. Итогом такой дисциплинированности и стало пиратство окружающей Горловку группировки, которая развернула жесточайшие обстрелы города, не слишком опасаясь даже за "ответку". Которая дисциплинированно, но весьма дежурно приходит в ответ на обстрелы - но никаких превентивных действий в стиле Безлера уже нет.

"Махновщина" позволяла Безлеру вполне уверенно держать оборону и даже в период самых тяжелых боев отвлекать немалое число людей на отправку их в Россию для переподготовки. Мало того - и сам Безлер без особых проблем позволял себе отъезды, оставляя хозяйство на своего заместителя Боцмана, который точно так же заставлял противника вздрагивать на любой шорох.

В общем, дисциплина повысилась - инициатива существенно упала.

Еще одним изменением, которое существенно отличается от летнего периода, можно назвать способность ополчения действовать на поле боя небольшими мобильными тактическими группами в составе роты, взвода и даже отделения. В какой-то мере это очень напоминает действия "Джебхат ан-Нусры" в Сирии, которая первоначально смогла поставить в тупик командование Сирийской армии. "Ан-Нусра", общая численность которой достигает примерно 5 тысяч человек, действует небольшими тактическими группами по 30-50-70 человек. Это резко снижает планку требований к уровню командования, обеспечивает мобильность и позволяет группировке действовать на широком театре боевых действий, выполняя общий замысел. В случае необходимости отдельные тактические группы сливаются в одну или наоборот, разделяются на более мелкие.

Сирийская армия не сразу, но нашла противоядие против такой тактики "пчелиного роя", создав такие же мобильные группы, укрепив их огневую мощь бронетехникой и насытив их управлением во всех звеньях. Это позволило вести войну не просто на равных, а с серьезным преимуществом, что быстро отразилось на общей обстановке.

ВСУ такую работу не провели, и как именно бороться с небольшими мобильными группами ополчения, пока не понимает. Оборона ВСУ строится на теории и практике Второй мировой войны, которые очень плохо справляются с современными проблемами. Этим можно объяснить совершенно нехарактерное соотношение потерь наступающего ополчения с обороняющимися ВСУ.

С другой стороны, преимущество автоматически становится недостатком - мелкие тактические группы неспособны решать задачи более высокого уровня. Говоря проще - они воюют тем, что могут унести с собой. Поэтому бои всегда скоротечны, а в случае, если бой затягивается, все преимущества тактики быстро теряются. Уловив эту особенность, ВСУ стараются затянуть боестолкновение и вынудить наступающих ополченцев переходить к обороне, где ВСУ просто давят численностью.

Небольшие тактические группы не имеют пробивной силы, и способны лишь на решение крайне ограниченного круга задач. Этим, судя по всему, можно объяснить (хотя это и неполное объяснение) те трудности, с которыми "продавливается" оборона ВСУ. Небольшие группы не могут выполнить оперативные задачи по окружению, охвату обороняющихся позиций, перехвату линий снабжения - поэтому вынуждены все решения находить в лобовых атаках, что существенно снижает их эффективность.

Тем не менее, вести боевые действия большими группами, судя по всему, ополчение пока не в состоянии - уровень командования для этого все еще слишком низок. Так же низкий уровень взаимодействия разных родов войск. На тактическом уровне оно вполне приемлемо, но уже на уровне батальонных групп эти проблемы встают в полный рост.

Никуда не делась критическая проблема - численность ополчения. Но это уже не вопрос армии. Здесь в полный рост стоит проблема рахитичного госстроительства, которое и не позволяет иметь армию, способную выполнять нужные задачи во всем их объеме. По сути, даже операция в дебальцевском выступе - это за пределом возможностей ополчения, которое было вынуждено снимать с тыла тыловые части, оголяя его и делая тыл более уязвимым для действий ДРГ противника. Это выглядит довольно опасным, так как в случае неудачи операции контрудар ВСУ придется по оголенным тылам. Наличие отпускников делает такой удар проблематичным, но никто не знает, какой именно приказ в итоге могут получить отпускники - они командованию ополчения не подчиняются.

Тем не менее, в целом изменения в ополчении можно назвать скорее положительными, но пришедшие вместе с ними отрицательные изменения и нерешенные проблемы создают довольно значимые угрозы.

ВСУ

ВСУ поменялось с ополчением ролями и стоит отметить, что оборона в их исполнении выглядит не сильно лучше летнего наступления. К критической проблеме ВСУ можно отнести крайне низкий уровень командования - во всех звеньях. Генералитет вообще ниже всякой критики, на низовом уровне трусость и безграмотность - обыденное явление. Интервью пленных, которых бросают их командиры один на один с наступающим ополчением - скорее правило, чем исключение. Отдельные случаи достойного поведения офицеров больше подтверждают его.

Вторая проблема - безынициативность на всех уровнях. Зачастую оборона держится на чистом героизме, чем на грамотном планировании и управлении. При этом героизм проявляют практически всегда только армейские части. Нацгвардия и особенно территориальные батальоны нестойки и выглядят катастрофически.

Тем не менее, классическая оборона и довольно грамотное следование всем наставлениям по ней являются серьезным подспорьем даже в такой безнадежной ситуации. Всё, что возможно, дополняется заваливанием телами и массой. Безразличие к потерям остается ключевой особенностью современной украинской армии.

Отсутствие инициативы имеет и свою положительную для карателей черту - отступление без приказа происходит не так уж и часто. Оборона держится во многом до последнего - особенно, если сзади армейцев подпирают заградотряды, наличие которых уже не скрывается.

Каких-то тактических новинок в такой обстановке ожидать не приходится - их и нет. Все делается более чем предсказуемо, и лишь крайняя скудость сил и средств ополчения не позволяет использовать эту предсказуемость.

Сильной стороной ВСУ продолжает оставаться артиллерия, которая компенсирует все остальные слабости. Очень тяжелые потери ополчения на треть обусловлены именно работой артиллерии противника, которая обстреливает площади, но при этом все более осмысленно применяя управление стрельбой - все-таки опыт начинает сказываться.

Значительные проблемы начинают доставлять диверсионные группы ВСУ. Несмотря на то, что по большей части они комплектуются не профессиональными разведчиками и спецназом, массированное их применение создает серьезные угрозы для ополчения. ДРГ ВСУ широко применяют различные маскировочные мероприятия, в том числе и переодевание в форму ополчения. Если летом это было скорее исключением и использовалось больше для провокаций, сейчас ДРГ процентах в 70-80 случаев переодеваются, что создает для ополчения немалые трудности с обнаружением и уничтожением их. Активизировалась и агентура в городах - немалое количество корректировщиков, судя по всему, из местных. Как ни удивительно, но расстрел своих собственных городов ведется по корректировке самих горожан или жителей пригородов, имеющих в городе знакомых или родственников.

Авиацию ВСУ применять практически не рискует - лишь отдельные случаи бомбардировки. Связано это с наличием у ополчения вполне серьезных систем ПВО, которые за эти три недели боев сбили над Горловкой один подтвержденный штурмовик, упавший в районе Дебальцево. Еще два самолета были предположительно подбиты, но смогли уйти.  Правда, учитывая, что ВСУ ведет оборонительные бои, авиация им пока не слишком и нужна - ВСУ старается решать ее задачи артиллерией, хотя и не очень эффективно.

Понятно, что сравнение далеко не полное, возможно, в комментариях его дополнят, но пока оно основано на все еще идущих боевых действиях за короткий период. Более развернуто оценить изменения в действиях сторон можно позже.

Поделиться: