Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Новороссия: Ситуация на фронте

28 января 2015
2 709

Ополчение сообщило, что от карателей освобождена Марьинка - еще один населенный пункт под Донецком, из которого велся артиллерийский обстрел города. Правда, по некоторым сообщениям, речь идет лишь о части Марьинки - в ее отдельных кварталах на западе и севере еще остаются части ВСУ и Нацгвардии.

 

Похоже, что Киев до сих пор не может выработать сколь-либо действенную тактику - не говоря уже о стратегии - как именно противостоять очень неорганизованному и слабому, но наступлению ополчения. Что само по себе говорит о серьезных проблемах на всех уровнях управления ВСУ. Противник Киева наступает при явном дефиците сил и средств. Численность войск карателей существенно превосходит наступающих (только в первых двух оборотительных линиях собрано от 35 до 40 тысяч человек) , однако они продолжают вести сугубо пассивную оборону, что и позволяет ополчению без решительных успехов и прорывов оборонительных линий продолжать сдвигать линию фронта.

По науке такие слабые наступательные действия парируются встречными ударами и контрударами во фланг наступающим порядкам. Однако даже такие очевидные действия ВСУ провести не в состоянии - максимум, на что они оказались способны - это резко активизировать деятельность небольших диверсионных групп в ближнем тылу ополчения, на что отвлекаются силы, но в целом общую картину это все-таки не меняет.

Возникает парадоксальный вывод - при том, что у ополчения нет профессионального командования, это оказывается гораздо лучше, чем наличие безынициативного командования у Киева.

Само по себе наступление ополчения, похоже, является чистой импровизацией, точно так же как и действия ВСУ основаны не столько на каких-то планах, сколько на реагировании на текущую обстановку. В этой ситуации еще не изжитая махновщина и способность действовать отдельными автономными отрядами у ополчения оказываются более эффективными, чем громоздкое и очень инерционное командование ВСУ и Нацгвардии. Опять, как и летом, начинается перемешивание разных подразделений ВСУ, Нацгвардии, Правого сектора, которые имеют разные линии подчиненности, что приводит к банальному бардаку и несогласованности. Пока командиры согласовывают свои действия с вышестоящим начальством, а то выпадает из ступора, обстановка меняется, и решения спускаются со значительным опозданием, что вносит дополнительный хаос.

История с отбиванием аэропорта - вполне прекрасное подтверждение тому. Вышестоящие начальники, сами по себе уверовавшие в неприступность этой разрекламированной крепости, продолжали свято верить, что новый терминал все еще под их контролем, и принимали решения, полностью неадекватные существующей обстановке.

Вообще, все события нового года последних двух-трех недель, как ни странно, но наиболее точно описываются фразой российского посла Зурабова: эксцесс.

Как мне сказали, непосредственной причиной обострения обстановки в начале января стало совершенно незначительное и полностью незапланированное событие, когда по всем СМИ прошел ролик с сюжетом о гуманитарной акции ополчения, пропустившей через свои ряды ротацию личного состава аэропорта. Руководитель СНБО Турцинов прямо-таки взвился, увидев разговор Моторолы и украинского офицера, с чем и пошел к президенту Порошенко - ты посмотри, как эти мерзавцы себя ведут. Порошенко спустил собак на министра обороны, тот адресовал начальственный гнев далее по нисходящей, итогом чего стали немотивированные усиленные обстрелы старого терминала и, естественно, города. Ополчение возмутилось - мы вас тут пропускаем и практически холим, а вы опять за старое?

В итоге события пошли сами собой, и внезапно завершились взятием нового терминала, после чего взбеленился весь Киев, сам себе нарисовавший комикс про киборгов и вдруг лишенный привычной победной картинки. Последовал приказ отбить любой ценой, и события понеслись независимо от воли руководства с обеих сторон. Итогом стало никак не подготовленное наступление ополчения, которое отыгралось за четыре месяца унижений с минским соговором.

При этом Киев не имел и до сих пор не имеет наступательных планов как таковых - наступление готовилось лишь на конец марта. Вполне прозаическая причина - Украина не вытягивает такую большую армию, и ее нужно либо распускать, либо вводить в бой. Никто не расчитывал на зимние боевые действия, поэтому их начало стало полной неожиданностью. Этим и объясняется продолжающийся ступор на всех командных звеньях, включая тактические.

Москва, похоже, тоже устала от бесконечных увещеваний партнеров. В Киеве идет бесконечная грызня между разными силами, ориентированными на разных хозяев, и в итоге все договоренности постоянно проваливаются. Наступление ополчения существенно ослабляет позиции проамериканской группировки Турчинова-Яценюка, которые вырвали очень серьезные полномочия и фактически отодвинули Порошенко на декоративную роль. Наступление может повысить его аппаратный вес, и возможно, что в Кремле возобладала точка зрения: пусть все пока идет как идет, а там посмотрим. Тормозить ополченцев сейчас - означает прибавить очки партии войны в Киеве. Наступление в такой ситуации идет скорее в минус Яценюку-Турчинову, чем Порошенко.

Итогом стало изменение риторики Захарченко, который вначале довольно бодро угрожал выходом на административные границы областей, а затем снизил планку задач до отодвигания линии фронта на 20-30 километров. Похоже, что как раз такое развитие событий и есть та черта, которую очертил для себя Кремль в этом раунде войны. Мирное урегулирование в противовес разгрому ВСУ никто с повестки дня не снимает, но поддавить позиции партнеров решено.

Тем не менее, вероятность новых эксцессов, а значит, вновь выхода ситуации из-под плотного контроля, при таком положении дел не исключена. Дебальцевский котел все еще не стал котлом, однако ополчение контролирует всю "горловину" загнанной в ловушку 7-8-тысячной группировки ВСУ. Снабжение почти полностью перерезано, и даже при нынешних хилых темпах наступления очень скоро Киев не сможет даже вывести без катастрофических потерь свои войска. По факту, перед нами почти оформившийся Иловайск-2, только большего масштаба. К разгрому ВСУ это не приведет в силу крайней ограниченности сил ополчения, но в самом Киеве партия войны может попытаться обвинить в поражении Порошенко - не себя же ей обвинять. А там события могут пойти по весьма непредсказуемым изгибам.

В случае, если ополчение сможет, а точнее - ему дадут - добить недели за две-три почти окруженную группировку в Дебальцево, наступление может привести к крайне сложному положению Киева, который потерпит поражение уже не только в медийном пространстве, но и в реальной жизни. Выгодный плацдарм, мощная система сооружений, большое количество войск и техники - потеря всего этого может начисто ликвидировать все планы весеннего наступления.

В свое время такое же локальное поражение сорвало весьма серьезные наступательные планы: известный рейд Безлера к Волновахе, когда он расстрелял блок-пост, который затем дополнительно отполировала украинская авиация, при всем местном значении этого боя сорвал наступление на Донецк, а собранные силы ВСУ вместо удара на северо-восток были направлены в знаменитую "кишку" вдоль границы, что обернулось в итоге летней катастрофой. Потеря Дебальцево в любом виде может полностью изменить все планы Киева на новое наступление и вынудить его соглашаться на более жесткие условия перемирия.

Вполне возможно, что принято решение с учетом такой возможности, поэтому именно в районе Троицкого ополчение внезапно было усилено значительным количеством бронетехники, которая и стала полной неожиданностью для командования ВСУ. Только малое количество пехоты у ополчения позволяет карателям держать оборону на этом участке. Импровизация ополчения все-таки имеет свои ограничения - против объективных факторов не попрешь, без взаимодействия с пехотой массы танков и бронетехники неспособны эффективно действовать даже против полевой обороны.

Итоги пока подводить рано - наступление еще не остановилось, хотя его темп уже достаточно низкий. Тем не менее, конечные цели наступления становятся вполне ясными - убрать из-под Донецка укрепленные районы ВСУ и по возможности ликвидировать Дебальцевский выступ с одновременным разблокированием Горловки с востока и запада, откуда и ведется большая часть ее обстрелов. Для крайне незначительных сил ополчения это более чем серьезная задача, и вряд ли оно сможет добиться чего-то большего. Даже если оборона карателей вдруг развалится, добивать их все равно нечем.

ПС. И по громким "терактам" в Волновахе, Донецке, Мариуполе. Есть жесткое указание из Киева: любые косяки, которые приводят к гибели мирного населения, автоматически освещать как теракты со стороны террористической группировки ДНР/ЛНР. Вне зависимости от того, что, где и как произошло. Этим и объясняется мгновенная реакция, когда сообщение о самом событии идет вперемешку с выводами следствия, которое уже все изучило, провело все экспертизы и сделало выводы. Зачастую еще до того, как стало понятно, что вообще произошло.

Поделиться: