Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

В борьбе за Новороссию инициатива переходит к России (видео)

27 января 2015
4 249

 

Фото: kremlin

Ситуация в Новороссии зашла в тупик, и мирное решение на прежних условиях уже невозможно. После того, как в середине января бандеровский режим демонстративно нарушил все прежние договоренности и решился на открытые бомбежки городов ДНР и ЛНР, наконец-то произошел сдвиг в позиции России.

Первым признаком этого стало заявление 18 января пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова о том, что за три дня до этого Владимир Путин направил Вальцману письменное послание, в котором содержался план-предложение об отводе тяжелой артиллерии, но Киев отказался от него, не предложив ничего взамен, а наоборот, начал боевые действия. Значит, поскольку это было озвучено, надежда Москвы на это предложение не только рухнула окончательно, но и было решено это озвучить, предупредив, что определенный этап закончился. Мол, мы вам предлагали, но, извините, вы сами отказались.

Одновременно в тот же вечер глава ДНР Александр Захарченко в интервью российским журналистам заявил то же самое: «На все наши многократные предложения об отводе крупнокалиберной артиллерии Киев всегда отвечал молчанием».

На следующий день заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин заявил, что «возврат к боевым действиям может навсегда похоронить надежды на урегулирование кризиса на Украине». Такие высказывания раньше из уст российских дипломатов не звучали. Тон Москвы стал очевидно жестче. Карасин еще раз напомнил, что только ПРЯМЫЕ контакты Киева с ДНР и ЛНР способны разрешить ситуацию мирным путем. «Мы убеждены в том, что все миротворческие усилия могут быть успешными только при условии ПРЯМЫХ контактов между украинским правительством и представителями провозглашенных ДНР и ЛНР, которые должны стать полноценно вовлеченными в политический процесс в качестве РАВНОПРАВНЫХ партнеров», - заявил Карасин.

В принципе Карасин не добавил ничего нового к давно известной позиции России, которая на протяжении уже почти года отличается завидной последовательностью. Но заслуживает внимания и то, что «милитаристская истерия «партии войны» в Киеве является сегодня главной опасностью для украинской государственности», что в расшифровке явно не нуждается. Россия не хочет ввязываться в войну и предлагает мирный компромисс с сохранением Украины в нынешних границах, но «украинское» правительство на это не согласно, ибо представляет чужие интересы. Однако капитуляция России в украинском вопросе исключена, и если для этого потребуется сила, то Россия к этому готова. Примерно таков смысл последних заявлений российского руководства, а это значит, что конфликт перешел в новую стадию.

20 января Путин сделал многозначительное заявление, что мирное урегулирование на основе минских договоренностей находится под угрозой срыва, а Медведев заявил, что поддержка Украины не будет бесконечной.

23 числа стало уже очевидно, что в позиции России произошли изменения. Путин обстоятельно изложил, что все попытки мирного решения хунта демонстративно игнорирует. В устах нашего президента, не склонного к громким заявлениям, это звучало как программное заявление, озвучившее новую политическую реальность, которая представляет опасность для самой России. Путин прямо и открыто обвинил хунту в развязывании нового витка войны и гибели сотен мирных людей, но в его выступлении также невооруженным глазом была заметна раздраженность от постоянных обманов, делающих невозможными любые договоренности. Путина сильно задело хамство и вероломство Вальцмана, не только не удосужившегося вообще ничего ответить на ПИСЬМЕННОЕ послание Путина (что само по себе выходит за грань дипломатического этикета), но и начавшего очередную бойню против мирного народа Новороссии.

Кроме того, Путин впервые публично произнес названия ДНР и ЛНР в контексте «резкого обострения ситуации на юго-востоке Украины, в Донецкой народной республике и в Луганской народной республике». Поскольку Путин ничего не произносит просто так, то это в значительной степени можно считать признаком очевидного ужесточения позиции России.

В тот же день Захарченко заявляет, что ополчение ДНР будет наступать вплоть до административных границ Донецкой области, а «если я буду видеть угрозу и с других сторон, будем ликвидировать». Также Захарченко заявил, что ДНР больше не будет предпринимать попыток разговаривать с Киевом о перемирии, дав понять, что условия изменились. Все это говорит о том, что Москва не будет возражать против освобождения территории военным путем, причем, возможно, всей ДНР и ЛНР.

Скорее всего, сложившаяся ситуация была расценена в Москве уже как опасная для международного авторитета России и наносящая невосполнимые репутационные потери. Демонстративно плевать на все договоренности с Россией – это может хунта, но Россия не может терпеть это бесконечно. К тому же это сказывается на авторитете России внутри самой Новороссии. Поэтому представляется, что руководством России было принято решение забыть про прежние минские договоренности и принудить хунту к миру уже на других условиях.

В тот же день, 23 января, с этим заявлением выступило министерство обороны ДНР.«В том виде, в котором был подписан Минский меморандум, он рассматриваться уже не будет», - сказал замкомандующего корпусом Минобороны ДНР Эдуард Басурин.

Это означает, что прежние договоренности больше недействительны, и ополчение получает своего рода карт-бланш на освобождение территорий. Каких именно – этот вопрос сейчас является, пожалуй, самым существенным. Представить себе, что ополчение остановится на какой-то новой мифической «линии разграничения», которую хунта никогда не будет соблюдать, довольно сложно. Это выглядело бы как издевательство со стороны России. С другой стороны, если ополчение освобождает всю территорию ДНР и ЛНР, то предмет договоренностей должен быть уже совершенно иным, нежели в «минском формате», хотя до признания республик независимыми государствами дело вряд ли дойдет. И вот почему.

Когда Россия в сентябре остановила наступление ополчения, то задумка, видимо, заключалась в следующем. Половина территории народных республик остается за хунтой, а половина – за ополчением, и пусть в этом состоянии примерного статус-кво они договариваются о принципах переустройства Украины. Если бы одна из сторон имела явное преимущество, то переговоры с ее стороны просто не имело бы смысла вести. Поэтому Россия и остановила наступление ополчения, чтобы ситуация не зашла столь далеко, чтобы у правительств ДНР и ЛНР не возникло соблазна совсем выйти из состава Украины, что России невыгодно, т.к. теряется инструмент влияния на Киев.

Теперь же возникает интрига, где остановится наступление ополчения и какие политические последствия это будет иметь. Ведь если все-таки ополчение будет наступать до границ бывшей Донецкой области, как заявил Захарченко, то вряд ли у Киева по-прежнему будут просить «особый статус». Скорее, уже Киев будет просить народные республики Новороссии не выходить из состава Украины в обмен на кучу привилегий. С точки зрения России, это было бы перспективным вариантом: государственное переустройство Украины, запущенное донбасским прецедентом, открыло бы возможности другим регионам, а это значит, что через «донбасское горлышко» Россия начала бы вытягивать русского джинна из украинской бутылки (хотя по смыслу точнее — бутырки). Видимо, «донбасское горлышко» слишком узкое, и его решено расширить.

Просчет России прошлой осенью состоял в том, что Москва рассчитывала на вменяемость Киева, который испугается потери половины Донбасса и перспективы потерять весь Донбасс целиком и пойдет на уступки. Однако, как мы уже отмечали, не допустить этой ошибки было тяжело, ведь Россия исходила из того, что Киев руководствуется интересами целостности украинского государства и больше других заинтересован в сохранении Донбасса в рамках Украины. Откуда было знать, что Киеву это не нужно и что он охотно откажется от Донбасса, лишь бы продолжать войну? Сейчас же ситуация из патовой превратилась в многовариантную. И инициатива переходит к России и республикам Новороссии.

В этой связи примечательной новостью является воскресный разговор Лаврова с зампредседателя Еврокомиссии Фредерикой Могерини, в котором Лавров выразил надежду, что ЕС добьется от киевского режима согласия на начало полноценного переговорного процесса. Обратим внимание: не все вместе, а ЕС добьется от Киева. То есть если вам нужно, то вы побеспокойтесь сами, а у нас пока все в порядке. А в разговоре с Керри Лавров, как сообщает МИД, подчеркнул «готовность России делать все от нее зависящее для побуждения сторон к мирному решению при понимании, что реальные результаты могут быть достигнуты ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО через ПРЯМОЙ диалог с Донецком и Луганском, от которого Киев всячески уклоняется». Кроме того, Россия просит США отговорить хунту от войны. В принципе это говорит о том, что Россия считает, что инициатива перешла в наши руки, и по-прежнему рассматривает переговоры как наилучший способ решения конфликта, не желая продолжать войну, но готова к ней в случае отказа, щекоча этим нервы «западным партнерам», которые пусть теперь понервничают.

В том, что нас ждут новые переговоры, сомнений нет. Об этом же сказал Путин на Совбезе, это же повторил и Басурин. Вопрос – в предмете новых переговоров. Но они, повторимся, будут уже на других условиях. Украина виновата сама, как сказал Денис Пушилин 24 января. «Украинская сторона сделала все возможное, чтобы переговорный процесс по урегулированию конфликта в Донбассе был приостановлен. Как мы можем договариваться с людьми, которые не отвечают ни за свои слова, ни за свои подписи и очень ярко показывают свою недоговороспособность?» - заявил вице-спикер парламента ДНР. Похоже, что хунту решено показательно проучить. Вопрос – в масштабах.

В воскресенье представитель ЛНР Владислав Дейнего заявил, что продолжение переговоров «в нынешних условиях нецелесообразно», а это однозначно указывает на решение России о принуждении хунты к миру на совершенно иных условиях.

Обратим также внимание на долгожданное объявление наступления ополченцев на Мариуполь. Захарченко сказал об этом в субботу, многозначительно добавив, что «это будет самым лучшим памятником всем нашим погибшим». Все указывает на то, что операция по освобождению Мариуполя действительно санкционирована, т.к. на несколько часов раньше об этом у себя в «фейсбуке» написал Рустам Темиргалиев, ныне занимающий пост советника Сергея Аксенова.

В сентябре, когда ополчение остановилось на подступах к Мариуполю, мы писали о том, что, «видимо, Мариуполю отведена роль узды, которая будет наброшена на хунту в случае нарушения договоренностей. А потеря этого стратегического порта чревата катастрофой, т.к. это единственный экспортный порт, через который можно осуществлять внешнеэкономическую деятельность». Кто знает, может быть, этот момент настал?

Как бы то ни было, но недавнее заявление Захарченко о том, что «мы с каждым часом отделяемся от Украины», приобретает новые очертания. А слова о том, что «процесс выхода ДНР из состава Украины уже необратим», и вовсе заставляет задуматься. Едва ли Россия сейчас на это согласна, но в любом случае ситуация резко закрутилась, и нас ждет много новых событий.

 

Поделиться: